Право автора на результаты интеллектуальной деятельности в сети Интернет: миф или реальность? Печать E-mail
25.05.2011 06:12

«Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами. Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является». Ст. 27. Всеобщая декларация прав человека[1].

Право автора на результаты интеллектуальной деятельности в сети Интернет: миф или реальность?

Возникновение и развитие информационно-телекоммуникационных сетей, в частности глобальной сети Интернет - всемирной системы объединённых компьютерных сетей, с помощью которой информация моментально передается в любую точку земного шара - способствовало резкому расширению информационных возможностей общества. Очевиден тот факт, что в настоящее время «Всемирная паутина» является одним из основных источников информации в мире.

 

Мало кто из нас задумывался, может ли он дать послушать музыку, показать фильм или дать почитать книгу друзьям или просто знакомым, так как все это для нас является естественным правом. Однако, с точки зрения права позитивного, в том числе в отношении авторских и смежных прав на литературные, музыкальные произведения или произведения фото-, киноискусства, ситуация выглядит совершенно иначе.

Практика показывает, что отношение в нашем обществе к интеллектуальной собственности, к праву автора или правообладателя в сети Интернет в большинстве своем носит потребительский характер, правосознание граждан России в вопросах интеллектуальной собственности еще не сформировано. Мы собираем различного рода информацию с безграничных просторов «Всемирной паутины» или вносим ее туда будучи полностью уверенными, что такая информация никак не может являться объектом авторского права и что мы можем распоряжаться «добытыми» или принадлежащими нам данными так, как мы того захотим, без согласования с автором, другими правообладателями, и уж тем более без каких-либо выплат последним.

Между тем информация является объектом гражданских прав и за каждым произведением стоит чье-то имя (статья 128)[2].

Существует ряд международных документов, призванных регулировать отношения авторов охраняемых произведений в среде Интернет. Так, Россия является участницей Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 года[3], Всемирной конвенции об авторском праве от 6 сентября 1952 года[4], Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 года[5], Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Римская конвенция от 26 октября 1961 года)[6].

Согласно 1статьи Всемирной конвенции об авторском праве каждое договаривающееся государство обязуется принять все меры по обеспечению соответствующей и эффективной охраны прав авторов и других лиц, обладающих авторским правом, на литературные, научные и художественные произведения, в том числе: произведения письменные, музыкальные, драматические и кинематографические и др.

Существующее в России законодательство достаточно сильно отстало от уровня развития общественных отношений в данной области. К 2008 году законодательство об интеллектуальной собственности было сформировано, однако оно практически не затронуло вопросы регулирования информационно-телекоммуникационных сетей общего доступа.

Развивая положения международно-правовых актов, Конституция Российской Федерации  гарантирует охрану интеллектуальной собственности (статья 44) [7]. Основным постулатом четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентирующей  вопросы интеллектуальной собственности в целом и вопросы авторского права, в частности, является исключительное право автора на результат своей интеллектуальной деятельности: третьи лица не вправе использовать произведения без разрешения правообладателя (статья 1229)[8].

Таким образом, размещение в сети Интернет литературных, музыкальных произведений, сообщений радио- или телепередач, фотоматериалов без согласия правообладателя запрещено, причем данный запрет существует вне зависимости от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или цель получения дохода от размещения данной информации отсутствует как таковая (пункт 2 статьи 1270)[9]. Нарушение же исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности влечет как гражданско-правовую, административную, так и уголовную ответственность.

На сегодняшний день основными источниками нарушений интеллектуального права в сети Интернет являются:

- сайты, бесплатно предоставляющие доступ к результатам интеллектуальной деятельности и получающие доход от показа рекламы посетителям;

- сайты, предоставляющие платный доступ к результатам интеллектуальной деятельности без разрешения правообладателей;

- легальные сервисы (социальные сети, хранилища файлов), предоставляющие возможность пользователям самостоятельно загружать собственный контент и не осуществляющие проверку правомерности размещения той ли иной информации;

-   файлообменные сети (торренты), позволяющие осуществлять прямой обмен результатами интеллектуальной деятельности между компьютерами пользователей;

- локальные сети, позволяющие обмениваться файлами между пользователями без удаленного сервера как посредника (создаются интернет-провайдерами, предоставляющими услуги доступа в сеть Интернет).

Проблема  защиты права автора во «Всемирной паутине» существует давно, но решения, которое бы устраивало каждую из заинтересованных сторон, до настоящего времени не найдено. Кто же должен нести ответственность за нелегально размещаемую в сети Интернет информацию и, как следствие, ответственность за убытки правообладателей - интернет-ресурсы (владельцы сайтов), провайдеры (компании, предоставляющие место на своем сервере) или, наконец, сами пользователи? До  настоящего времени четкого ответа на данный вопрос не существует.

Для России вопрос регулирования отношений в сфере глобального информационного пространства является относительно новым. В то же время в США и практически во всех европейских странах существует и работает в том или ином виде законодательство, регулирующее деятельность Интернет-сообщества.

Так, в США с 1998 года Законом об авторском праве в цифровую эпоху Digital Millennium Copyright Act (DMCA) (далее по тексту «Закон») установлен абсолютно четкий порядок выявления нарушителей интеллектуального права в сети Интернет.[10] Согласно названному нормативному акту, автор либо правообладатель имеет право обратиться в любой окружной суд, чтобы последний выдал провайдеру предписание об идентификации нарушителя по IP-адресу (так называемому уникальному адресу пользователя в сети Интернет). Предписание обязывает провайдера передать правообладателю информацию, необходимую для установления нарушителя «Закона», удалить незаконно размещенный материал и прекратить оказание услуг нарушителю авторских прав. В соответствии с «Законом» провайдеры не привлекаются к ответственности за нарушение интеллектуальных прав, если они не получают никакой финансовой выгоды напрямую от деятельности, которая нарушает авторские права, не знают о совершаемом нарушении, но, получив уведомления от авторов или их представителей, быстро пресекают так называемое «пиратство».

Примером абсолютно полярного мнения от мнения американского законодателя, является решение Верховного суда Швейцарии, согласно которому отслеживание IP - адресов является вторжением в частную жизнь Интернет-пользователей, что абсолютно недопустимо[11]. Следовательно, в странах Европейского Союза, практике которых в этом отношении следует пока и Россия, раскрыть такую информацию возможно только том случае, если против какого-либо конкретного лица возбуждено уголовное дело.

Таким образом, очевидно, что в мировой практике защиты интеллектуального права существует конфликт двух принципов – принципа охраны тайны частной жизни Интернет-пользователя и принципа защиты права автора.

С одной стороны, право на частную жизнь гарантировано многими правовыми актами, и, в первую очередь, Конституцией России и Европейской конвенцией по правам человека. С другой стороны, защита авторского права также гарантирована Конституцией и другими правовыми актами. Поэтому вопрос заключается в том, как совместить эти два принципа. Как свидетельствует правоприменительная мировая практика, суды демонстрируют два совершенно противоположных подхода.

«Каждое лицо, незаконно использующее интеллектуальную собственность, обязано нести ответственность за свои действия», - заявляют правообладатели - Национальная Федерация Производителей Фонограмм в тексте открытого письма к Интернет-компаниям[12]. По их мнению, такую ответственность должны нести, в том числе, и Интернет-компании, которые «непосредственно осуществляют использование объектов авторского или смежных прав, в том числе путем их доведения до всеобщего сведения через сеть интернет».

По мнению правообладателей, даже в случае, когда пользователь незаконно размещает информацию на ресурсе Интернет-компании, последняя также должна нести ответственность, поскольку именно она обеспечивает саму возможность загрузки информации и тем самым способствует нарушению авторских и смежных прав.

Обращение правообладателей - ответ на «Обращение Интернет-компаний об ответственности за пользовательский контент», опубликованное в 14 октября 2010 года[13]. В этом обращении Интернет-компании призывали правообладателей к сотрудничеству, предлагая им, в частности, направлять уведомления с указанием адреса размещения «пиратского» контента. В этом случае Интернет-компании готовы немедленно и конструктивно реагировать на незаконные действия своих пользователей. В обоснование такого решения Интернет-компании ссылаются на техническую невозможность самостоятельно отслеживать «пиратский» контент.

Противоречия в позициях правообладателей и Интернет-компаний по поводу ответственности за незаконное размещение в глобальной сети информации очевидны. Правообладатели не желают охотиться за каждым Интернет-пользователем, опубликовавшим в сети принадлежащий им фильм или  аудиозапись, Интернет-компании же считают себя ответственными лишь за работоспособность своих сервисов, а не за способ их использования.

Наиболее острые формы это противоречие приняло в отношениях между ФГУП «ВГТРК» и ООО «ВКонтакте». Так, в октябре 2010 года, после рассмотрения в Федеральном Арбитражном Суде Северо-западного Округа, вступило в законную силу решение по спору между ФГУП «ВГТРК» и "ВКонтакте" о размещении последним фильма "Охота на пиранью"[14]. Кассация отменила постановление суда апелляционной инстанции и оставила в силе решение суда первой инстанции, которое признало "ВКонтакте" невиновным, установив, что нарушенные права и законные интересы ФГУП «ВГТРК», как обладателя исключительных прав на прокат и использование фильма «Охота на пиранью», были восстановлены, поскольку ответчиком фактически были осуществлены действия по удалению с сайта указанного информационного ресурса (произведения).

Согласно решению Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации по иску правообладателя ООО «Контент и право» в отношении провайдера «Мастерхост», провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если он не инициирует ее передачу, не выбирает получателя информации и не влияет на целостность передаваемых данных. При этом правообладатель должен был обращаться с иском непосредственно к нарушителю, то есть к непосредственному пользователю информацией, тем более что провайдер предоставил правообладателю сведения о нем[15].

В январе 2011 года, видимо следуя указаниям Высшего арбитражного суда, впервые в российской практике за нелегальное размещение аудиоконтента в социальной сети «Вконтакте», фирма грамзаписи «Никитин» подала исковое заявление в суд, но уже не на владельца веб-ресурса, а на конкретного Интернет-пользователя, опубликовавшего информацию для всеобщего доступа[16].

Поскольку, учитывая масштабы распространения такого явления в российском сегменте Интернета, как размещение и использование аудио- и видео- контента, даже если данный процесс и состоится, то вряд ли будет идти речь об уголовной ответственности пользователя, несмотря на понятное желание правообладателя создать таким образом судебный прецедент. В свете данного случая, бесспорным кажется тот факт, что все-таки первоначально ответственность должны нести сервисы, предоставляющие возможность Интернет-пользователям размещать информацию на «своей территории» и игнорирующие обращения правообладателей о нарушениях своих прав.

Таким образом, очевидно, что стала активно развиваться острая дискуссия, отчасти подкрепленная конкретными действиями, связанная с противостоянием правообладателей и Интернет-сообщества, и не менее очевидно, что разрубить этот «гордиев узел» возможно только формированием современной системы нормативного правового регулирования информационных отношений в сфере использования сети Интернет.

26 января 2011 года президент России Дмитрий Медведев в своем выступлении на международном экономическом форуме в Давосе предложил странам «двадцатки» модернизировать авторские права и разработать новую международную конвенцию по защите авторских прав для цифровой среды, считая, что существующее в мире законодательство уже не соответствует требованиям эпохи «Всемирной паутины»: «Прежние принципы регулирования в сфере интеллектуальной собственности уже не работают, особенно в сети Интернет. Это грозит коллапсом всей системе авторских прав. Поэтому, на мой взгляд, уже на ближайшей «двадцатке» нужно поставить этот вопрос в повестку дня и предложить мировому сообществу новые решения, которые затем должны быть сформулированы в виде международных конвенций. Россия свои предложения сделает»[17].

Вне зависимости от особенностей национального законодательства, все системы авторского права должны, с одной стороны, содействовать защите прав граждан, занятых в сфере литературного и художественного творчества, а с другой – удовлетворять потребности общества в произведениях науки, литературы и искусства путем максимально возможной доступности тех произведений, которые подлежат охране авторскими правами. То есть необходим баланс прав и интересов правообладателей, пользователей, а также участников «сетевых» отношений, предоставляющих доступ к объектам интеллектуальной деятельности – некое равновесие между авторским правом и интересами человечества в отношении результатов творчества.

Нарушение же такого равновесия чревато, с одной стороны, возникновением ситуации, при которой производитель сложных и дорогостоящих объектов авторских и смежных прав не будет иметь возможности покрыть произведенные затраты за счет продаж (в случае, если в большинстве случаев объекты будут распространяться неправомерно в цифровом формате), что неизбежно приведет к уменьшению объемов инвестиций в данную сферу, снижению уровня производимой продукции и мотивации авторов. С другой стороны, ограничение возможности использования информационного составляющего глобальной сети может привести, в том числе, и к так называемому «информационному» вакууму более чем двух миллиардов пользователей «Всемирной паутины» во всем мире, ведь в наше время довольно трудно представить свое существование без информационной поддержки и общения в сети Интернет.

Всеобщая декларация прав человека 1948 года была первым документом, где были закреплены основные права человека, и действие этих прав не зависит от государственных границ, является универсальным. В Декларации провозглашено право человека «искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Но это право, в свою очередь, также ограничено законом и цель такого ограничения -  обеспечение других прав, морали, общественного порядка и общего благосостояния.


[1]Принята 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций.

[2]«Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 № 51-ФЗ

// «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994 г., № 32, ст. 3301.

[3]Решение о присоединении к Конвенции принято Постановлением Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224.

[4]Вступила в силу для СССР 27 мая 1973 года.

[5]Решение о присоединении к Конвенции принято Постановлением Правительства РФ от 03.11.1994 г. № 1224.

[6]Постановление Правительства РФ от 20.12.2002 г. № 908 «О присоединении Российской Федерации к Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций».

[7]Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.//«Собрание законодательства РФ», 26.01.2009 г., № 4, ст. 445.

[8]«Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая)» от 18.12.2006 г. № 230-ФЗ// «Собрание законодательства РФ», 25.12.2006 г., № 52 (1 ч.), ст. 5496.

[9]Там же.

[10]http://www.copyright.gov/legislation/dmca.pdf.

[11]http://www.lematin.ch/actu/suisse/suisse-pourrait-devenir-paradis-pirates-informatiques-320146.

[12] http://www.newsmusic.ru/news_5_21363.php; http://www.nfpf.org/index.php.

[13]http://googlerussiablog.blogspot.com/2010/10/blog-post.php.

[14]Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.10.2010г.  по делу № А56-44999/2008. Суд правомерно отказал ВГТРК в иске об обязании ООО прекратить размещение и использование на сайте www.vkontakte.ru художественного фильма "Охота на пиранью" и о взыскании денежной компенсации за нарушение исключительного права на аудиовизуальное произведение, поскольку создание обществом технологических условий, предоставляющих возможность обмена контентом между пользователями сайта, не свидетельствует о нарушении чьих-либо исключительных прав.

[15]Определение ВАС РФ от 07.06.2010 г. № ВАС-10962/08 по делу № А40-6440/07-5-68. В передаче дела по иску о взыскании компенсации за нарушение исключительных имущественных прав истца для пересмотра в порядке надзора судебных актов отказано, так как ответчик не является владельцем IP адреса, на котором был размещен сайт с музыкальными произведениями; истец не обращался к хостинг-провайдеру с требованием приостановить оказание услуг абоненту в связи с несанкционированным использованием произведений в сети Интернет.

[16]Интернет-газета «ДНИ.РУ».

[17]http://президент.рф/news/10163.