За что и как платить юристам? Печать E-mail
25.02.2011 07:00

Юристы предлагают своим клиентам различные схемы оплаты услуг, будь то представительство в суде, сопровождение сделки или юридическая консультация. При этом наблюдается определенный конфликт интересов: юрист хочет получить адекватную и гарантированную оплату своей работы, а клиент же заботится о желаемом результате и не желает платить за недостигнутые нанятым специалистом цели. Практике известны несколько схем оплаты труда юриста.

 

Фиксированная предоплата

Фиксированная предоплата представляет собой заранее установленную цену. Например, юрист осуществляет комплексную проработку вопроса своего клиента: от консультации и до исполнения решения суда. Клиент же платит заранее оговоренную сумму, после чего специалист приступает к работе. Стоит отметить, для юриста это одна из наиболее приоритетных схем работы. Он может быть уверен в том, что завтра не будет голодать, заплатит за аренду своего офиса и удовлетворит свои иные материальные потребности. А его клиент играет в «русскую рулетку»: вдруг юрист не будет отдаваться «на все сто»? Или на самом деле расстановка сил явно не в пользу самого клиента, и выиграть процесс будет практически невозможно?

Выбирая фиксированную оплату, клиент получает весомое преимущество. Фактически уплаченные суммы юристу можно включить в состав исковых требований, и при хорошей работе специалиста его гонорар будет сразу же взыскан с противника. Однако тут также кроется небольшая хитрость. Дело в том, что затраты на представителя должны быть разумными. Это значит, что его гонорар не должен быть заоблачным, но в то же время должно быть гарантировано справедливое вознаграждение за оплату его работы. И в качестве таких справедливых пределов, как правило, берутся расценки, рекомендуемые адвокатскими палатами субъектов Российской Федерации для своих членов. В ряде регионов они составляют, например, 4 000 рублей за одно судебное заседание, 2 000 рублей за составление искового заявления и 1 000 рублей за оказание устной консультации. Конечно, за такие деньги хороший специалист вряд ли будет уделять должное внимание делу клиента. Придется либо повышать таксу, либо распыляться одновременно на несколько дел. Первый вариант приведет к тому, что все деньги клиенту не возместят. Последний вариант неминуемо влечет распыление внимания специалиста на множество направлений в своей деятельности, что также не является хорошим сигналом для его клиента.

Таким образом, выбирая фиксированную предоплату, клиент может «наступить на грабли» в виде отказа в возмещении оплаты услуг в полном объеме.

Почасовая оплата

Иногда юристы берут оплату за каждый час своей работы. После реализации всего проекта специалист подсчитывает количество времени, которое он потратил, и предъявляет счет на оплату своему клиенту. Надо сказать, что это более распространено за рубежом, но и в российской практике юридических фирм это есть.

Клиенты такую схему не всегда приветствуют. Если какие-либо сомнения в добросовестности юриста все-таки есть, потребитель юридических услуг с трудом может оспорить необоснованно медленную работу юриста, за счет чего повышается конечная стоимость юридических услуг. Существует история про то, как один американский адвокат выставил своим клиентам годовые счета на такую сумму, что работал он аж по 26 часов в сутки. А это вряд ли представляется возможным. Поэтому можно понять клиентов, не желающих платить юристу за каждый час работы, особенно когда они не понимают, сколько действительно нужно времени на оказание той или иной юридической услуги.

Однако у судов эта схема не вызывает больших сомнений, когда клиент хочет возместить свои расходы с ответчика. Это является ее несомненным плюсом.

Гонорар успеха

Схема, когда юрист получает от клиента сумму в зависимости от результата его работы, является наиболее приемлемой для потребителей. Гражданин или компания, обратившаяся к специалисту за помощью, всегда может спланировать свои расходы на оказание юридических услуг, и все деньги действительно уходят на дело. Такую возможность предоставляют в основном опытные юристы, поскольку это выступает своего рода гарантом успеха: профессионал не будет работать себе в убыток и тратить время на заведомо проигрышное дело. Ведь результат, например, от представительства в суде может быть ощутимым для клиента в лучшем случае через пару-тройку месяцев. А ситуация, когда судопроизводство пройдет через все инстанции за полгода, а потом исполнение решения затягивается, вообще является нормальной ситуацией в юридической практике. Поэтому если юрист соглашается на гонорар успеха, он уверен в своей компетентности, он разделяет риски со своим клиентом, он идет ему на встречу в финансовом планировании расходов.

Встречаются различные формы гонорара успеха. В налоговых спорах он берется в зависимости от отсуженных налоговых претензий, в договорных спорах — в качестве процента от полученной выгоды или взысканных сумм. Известны также случаи, когда адвокаты заключали соглашения на ведение уголовных дел и составляли пункты о вознаграждении в зависимости от решения судьи: реальный срок — суммы минимальные, условный — приличные, приговор оправдательный — адвокатский гонорар поистине щедрый.

Правда, оправдательных приговоров у нас немного — менее процента. Возможно, вина здесь и в зависимых судах, но с точки зрения закона сейчас и юриста заинтересовать в исходе дела трудно. Законность гонорара успеха адвоката или юриста была подвергнута под сомнение Арбитражным судом г. Москвы, Высшим арбитражным судом, а также самим Конституционным судом РФ. Инстанциями установлено, что стоимость оплаты услуг адвоката не может зависеть от вынесения судом определенного акта, который сам по себе не является объектом вещных прав. Высший арбитражный суд указал, что такой вид вознаграждения противоречит Гражданскому кодексу, который, хоть и не запрещает, но и не предусматривает в договоре оказания возмездных услуг привязки к результату.

Но точку в споре поставил Конституционный суд, в котором адвокаты попытались оспорить Гражданский кодекс. Он постановил, что статьи закона, не предусматривающие "гонорары успеха", не противоречат Конституции. В то же время, как говорилось в постановлении конституционной инстанции, у законодателей есть право ввести подобную норму, и тогда уже ни один клиент не сможет отвернуться от адвоката, требующего своей доли после победы. Вот если депутаты примут подобный закон, то защитники будут иметь полное право брать большие деньги за серьезные дела.

Стоит отметить, что юристы нашли нужное решение для данной нормы. Например, коллекторские агентства в своей практике используют следующие условия в договорах. Они тоже работают за гонорар успеха, но он ставится в зависимость не от решения суда, а от события фактического возврата сумм долга кредитору. То есть проценты платятся именно от факта имущественного характера, который можно оценить, потрогать и использовать в деловом обороте. А договор, заключаемый с клиентом, принимает форму договора агентирования.

В чем отличие договора агентирования от обычного договора на оказание юруслуг? Дело в том, что юрист, оказывая услуги, действительно не может брать деньги с клиента в зависимости от результата. Впрочем, как и стоматолог, терапевт, косметолог, парикмахер. Однако мировая практика показывает, что оплата гонорара успеха — это нормальное явление. И если описать это как выполнение действий для достижения определенного результата, то договор примет форму агентского. Какой мы можем заключить с риэлтором, который берет с нас вознаграждение в зависимости от цены сделки.

В настоящее время депутаты Госдумы трудятся над тем, чтобы гонорар успеха снова вернулся в российские юридические реалии. Однако планируется это ввести только для адвокатов. Частнопрактикующие юристы, юридические компании и сыщики (детективы также иногда оказывают юруслуги) все равно будут обязаны работать по такой агентской схеме, пока высокие судебные инстанции вновь что-нибудь не придумают.

Какая схема более приемлема с точки зрения налогообложения?

Компании, которые пользуются услугами юристов и при этом вычитают их стоимость из налогооблагаемой базы, нередко встречают различные препятствия на своем пути со стороны налоговых органов. Если в штате организации есть как минимум один юрист, это привлекает внимание. И неслучайно, ведь консалтинговые услуги часто используют для целей «обналички».

Основной аргумент налоговых органов - это необоснованность привлечения юриста, поскольку свой специалист у компании уже есть. Но бывает и такая ситуация, когда ФНС оспаривает и целесообразность оплаты слишком дорогого адвоката. Так было недавно, например, с одной известной юридической фирмой, специализирующейся на разрешении налоговых споров. На оплату услуг налоговых юристов промышленная организация потратила не одну сотню тысяч рублей. Фискалы были против таких затрат, в связи с чем в ходе очередной налоговой проверки предъявили налогоплательщику приличные суммы. Однако представитель налогоплательщика пояснил, какую конкретно работу выполняли юристы, за что брали деньги и какого достигли результата. Оказалось, что с помощью налоговых адвокатов компании удалось отбиться от претензий на сумму более 10 млн рублей, а производство в арбитражных судах длилось очень долго. В том числе по вине представителей налоговых органов, которые всячески затягивали рассмотрение дела неявками и недостаточной подготовкой к судебному заседанию.

В связи с этим суду пришлось признать, что затраты на услуги налоговых адвокатов были довольно обоснованными. Стоит отметить, что подобные вопросы у инспекторов возникают вне зависимости от того, какую схему выбрали адвокат (или юрист) с клиентом для успешного сотрудничества. Придраться они могут абсолютно к каждому договору. Но практика показывает, что под гонорар успеха или в крайнем случае почасовую оплату налогоплательщику удается чаще отстоять свои права и на возмещение расходов со стороны ответчика, и на включение этих расходов в состав налоговых вычетов.